Статьи

Технология мойки и дезинфекции овечьей шерсти

Одним из основных мер эффективного использования шерсти является сохранение её ценных свойств на всех стадиях производства в период заготовки, хранения и первичной обработки. При современных масштабах производства шерсти, даже незначительное повсеместное улучшение качества этой продукции при строгом соблюдении всех технологических процессов переработки даёт возможность стабильно получать больше прибыли.

Шерсть, как сложный волокнистый материал, обладает способностью легко окрашиваться, удерживать тепло и влагу при высокой прочности и низкой пожароопасности. Её используют при производстве костюмных и пальтовых тканей, валяной обуви, ковров, ковровых изделий и т.д.

Доля шерсти в структуре мирового производства волокон составляет 57%. Поэтому шерсть занимает особое место на рынке сбыта готовой продукции. В структуре мирового производства шерсти на долю тонкой и полутонкой приходится 2/3, а грубой и полугрубой — 1/3 её объёмов.

Наряду с этим овечья шерсть, как основное сырьё шерстеперерабатывающей промышленности, может служить источником распространения многих инфекционных заболеваний людей и животных, таких как бруцеллёз, сибирская язва, оспа, ящур, листериоз, дерматомикозы и др. Как отмечают ученые – контакт работников с инфицированной шерстью сопровождается заболеванием рабочих предприятий шерстеперерабатывающей промышленности сибирской язвой, бруцеллёзом, туляремией и др. Поэтому обеспечение санитарного благополучия на фабриках ПОШ и в шерстеперерабатывающих хозяйствах, способствует предупреждению возникновения инфекционных болезней человека и животных. Одной из важных сторон профилактики инфекционных заболеваний является одновременная мойка и дезинфекция шерсти при её первичной обработке, так как возбудитель заболевания может длительное время сохранять вирулентные свойства.

В нашей стране и за рубежом разработано множество методов первичной обработки шерсти. Однако они не позволяют совместить одновременную мойку и дезинфекцию с технологическим процессом первичной обработки шерсти. Незавершённая технология первичной обработки шерсти приводит к огромным потерям шерстяного волокна, как на фабрике первичной обработки, так и на шерстеперерабатывающих предприятиях. Кроме того, повреждение волокон шерсти при переработке сырья влияет на качество готовых изделий.

Исходя из вышеизложенного, изыскание эффективных, экологически безопасных моющих и дезинфицирующих средств и на их основе разработка технологии одновременной мойки и дезинфекции шерсти овец в процессе её первичной обработки является актуальной проблемой.

Существующие технологии мойки и дезинфекции шерсти не всегда удовлетворяют требованиям практики, связаны с большими материальными и трудовыми затратами, снижают качество сырья, загрязняют окружающую среду сточными водами производства и не вполне отвечают требованиям действующей «Инструкции по дезинфекции сырья животного происхождения и предприятий по её заготовке и переработке».

Так, по данным ученых, после дезинфекции шерсти паром в камерах Крупина шерсть желтеет, понижается прочность волокна, в результате чего оно становится ломким. Количество повреждённых волокон при этом достигает до 60%. Дезинфекция шерсти 2,5% раствором формальдегида трудоёмка и небезопасна в экологическом отношении. Обработка шерсти газом и гамма-излучением не применяется из-за отсутствия гамма-установок и прекращения выпуска газовой смеси и полиамидной плёнки.

При замочке и мойке шерсти повышенная концентрация соды вызывает частичное растворение шерстяного волокна, а пониженная – приводит к плохому отмыванию жиропота и загрязнению шерсти. Длительность нахождения шерсти в растворах также отрицательно влияет на её качество.

Предназначенные для целей мойки и дезинфекции шерсти препараты должны быть с широким спектром антимикробного действия при отсутствии запаха и маркости, экологически безопасными и способными быстро разрушаться во внешней среде без образования токсичных соединений, малотоксичными и безопасными в работе, не снижающими товарное качество сырья.

В поиске эффективных экологически безопасных моющих и дезинфицирующих средств перспективным является использование средства Анолит нейтральный (АНК).

Анолит нейтральный (АНК) применяется в качестве моющего, дезинфицирующего и стерилизующего средства на объектах здравоохранения для дезинфекции молочных, убойных цехов, скорлупы яиц в технологическом процессе переработки, в профилактике и борьбе с основными микозами пчёл и т. д. Также были получены положительные результаты по одновременной мойке и дезинфекции овечьей шерсти средством Анолит нейтральный (АНК).

Повышенный интерес к средству Анолит нейтральный (АНК) связан с тем, что действующие компоненты препарата являются короткоживущими пероксидными соединениями, обладающими высокой бактерицидной и вирулицидной активностью при отсутствии токсичности и отрицательного влияния на обрабатываемые объекты.

 

Общая информация:

Продукты животного происхождения и сырьё (молоко, брынза, шерсть, пушно-меховое сырьё и др.), получаемые от больных животных, могут быть факторами распространения инфекционных болезней, в частности бруцеллеза, сибирской язвы, оспы, ящура туляремии и др.

Исследованиями установлены многочисленные случаи заражения людей бруцеллезом через молоко, сыр, брынзу и другие продукты, приготовленные из необезвреженного молока. Кроме того, бруцеллезом можно заразиться при обработке мясных продуктов, кож и шерсти от бруцеллезных животных. Источником распространения возбудителей бруцеллеза могут быть и собаки, которые, поедая последы, абортированные плоды и т.д. становятся разносчиками инфекции. В распространении заболевания могут быть причастны грызуны, особенно крысы и мыши, а также клещи, мухи, слепни и другие насекомые. Грызуны не только механически распространяют бруцеллез, но и сами восприимчивы к нему. Клещи служат резервуаром инфекции, в них бруцеллы способны сохраняться длительное время. Мухи и другие насекомые в основном являются механическими переносчиками бруцелл.

При многих инфекционных и инвазионных заболеваниях (сибирская язва, бруцеллез, оспа, ящур, чесотка, туляремия и др.) возбудители попадают в шерсть вместе с калом, мочой, слюной, часто с кровью при убое и снимании шкур с трупов животных. Содержание в шерсти более 17% влаги, и плюсовая температура благоприятствуют сохранению жизнеспособности микроорганизмов в шерсти.

Шерсть овец, коз, верблюдов, происходящая из пунктов, неблагополучных и карантинированных по сибирской язве, эмфизематозному карбункулу, брадзоту, ящуру, оспе овец, считается зараженной. Отечественная шерсть, поступающая из неблагополучных по сибирской язве не карантинированных пунктов, рассматривается как подозрительная по заражению. Верблюжья шерсть и пух, поступающие из пунктов, карантинированных по сапу, инфекционному энцефаломиелиту и инфекционной анемии лошадей, а также из малеиновых хозяйств, рассматриваются как заведомо заражённые.

Стрижка, заготовка и вывозка шерсти в хозяйствах, неблагополучных по сибирской язве, воспрещается на все время карантина; после снятия карантина шерсть должна быть подвергнута дезинфекции или горячей мойке при температуре не ниже 55°С.

Импортная шерсть, независимо от наличия ветеринарных сертификатов, подвергается выборочному бактериологическому исследованию на сибирскую язву. При отрицательном результате шерсть подвергается горячей мойке, а при положительном – дезинфекции.

Стрижку овец и коз, неблагополучных по бруцеллезу, производят на брезентовой подстилке или деревянном помосте, ежедневно подвергаемых влажной дезинфекции; остриженную шерсть хранят изолированно в течение двух месяцев.

Дезинфекция шерсти подозрительной в сибирской язве производится:

  1. насыщенным паром (100°С) или водяным паром (110–111°С) под давлением 0,5 атм. в течение 2,5 час в камерах системы Крупина;
  2. 1,8–2,0 % водным раствором формалина с предварительной мойкой в мыльно-щелочном растворе и последующей 15–20 минутной сушкой при температуре не ниже 70°С в специальных ваннах с механическими приспособлениями для перемешивания, выемки и отжимания шерсти;
  3. пароформалиновым способом, в стационарных или в передвижных пароформалиновых камерах.

При невозможности изоляции зараженной бруцеллезом шерсти её дезинфицируют

  1. текучим паром в камерах системы Крупина, при 105–115°С 30 минут: шерсть рыхло укладывают в мешках, емкостью не более 50 кг, из расчета 50 кг на 1 м3 полезной емкости камеры;
  2. мойкой в горячем мыльно-щелочном растворе при температуре не ниже 55°С, с последующим высушиванием при 75–80°С.

Шерсть, подозреваемую в происхождении от животных, больных оспой, ящуром, туляремией, а также чесоткой, дезинфицируют так же, как и шерсть, зараженную бруцеллезом.

В странах производителей шерсти в настоящее время регистрируется значительное количество заболеваний, при которых необходимо проводить её дезинфекцию. К таким заболеваниям, наносящим огромный социально-экономический ущерб, относятся: бруцеллез, лептоспироз, листериоз, туляремия, эмфизематозный карбункул, сибирская язва, паратиф, паратуберкулез, оспа, псороптоз (чесотка), ящур, болезнь Ауески.

Кроме того, многие страны-поставщики животного сырья являются неблагополучными по инфекционным заболеваниям, и не исключается возможность завоза с шерстью возбудителей различных инфекций: бруцеллеза, ящура, сибирской язвы и др.

По сообщениям ряда авторов научных изданий, бруцеллез регистрируется на всей территории Украины, России и других государств СНГ.

Бруцеллез регистрируется во многих странах мира, таких как Аргентина, Германия, Великобритания, США, Канада, Италия, Турция, Куба, Аляска, Бангладеш, Греция, Польша, Франция, Индия, Иран. В настоящее время род бруцелл принято подразделять на следующие виды: Br. abortus, Br. melitensis, Br. suis, Br.neotomae, Br. ovis, Br. canis.

Основные виды возбудителей бруцеллеза, т.е. бруцеллы вида мелитензис (козье-овечий вид), вида абортус (бычий вид) и вида суис (свиной вид) в соответствии с определенными их свойствами принято подразделять на биотопы, согласно решению Международного комитета по бактериологической номенклатуре.

Учитывая, что шерсть служит фактором передачи возбудителя бруцеллеза, необходимо принять во внимание свойства устойчивости бруцелл и их способность сохраняться во внешней среде, в том числе и шерсти.

Как отмечают некоторые ученые, виды бруцелл, вызывающие заболевание человека, обладают значительной устойчивостью к неблагоприятным физико-химическим воздействиям. Так, например, во влажной почве они не погибают в течение 72–100 дней, в навозе инфицированных помещений сохраняются 45 дней, в коровьем навозе при низкой температуре – до 160 дней; в условиях сибирской зимы в сенной трухе – до 5 месяцев, в воде – от 76 до 300 дней, в лужах мочи – до 45 дней, на одежде, загрязненной выделениями или испражнениями больных животных – 15–30 дней, на загрязненной овечьей шерсти – 80–115 дней.

Возбудители бруцеллеза остаются жизнеспособными в молоке при нагревании до 55°C в течение 2 часов, до 65°C – 15 минут, до 70°C – 5 минут. При кипячении бруцеллы погибают моментально. Сухой жар действует слабее: при температуре 90–95°С и при пониженной влажности бруцеллы погибают только через час.

Исследованиями ученых установлено, что в грязной овечьей шерсти возбудители бруцеллеза Br.abortus 19, Br.melitensis 25 и Br.melitensis 16 Ma выживают 121 день, a Br.abortus – 544, Br.suis – 1 и Br.suis 1330 – 110 дней.

Для выяснения сроков сохранения вакцинных бруцелл на шерстном покрове овец исследователями было поставлено два опыта на двух нестриженных овцах породы советский меринос. В первом опыте выживаемость бруцелл вакцинного штамма на шерстном покрове определялась после аэрозольной иммунизации овцы. Животное находилось в камере 1 час, где создавалась концентрация 100 млн. вакцинных бруцелл на 1 л воздуха. Во втором опыте инфицирование шерстного покрова животного проводилось путем нанесения на различные участки тела вакцинной культуры из расчета 1 мл 10 млрд. взвеси бруцелл на 10 см2 шерстного покрова.

В результате установлено, что вакцинный штамм № 19, в зависимости от погодных условий и режима содержания овец, погибает в первые часы или сутки после нанесения на шерстный покров животных.

На основании опытов, научный исследователь сообщает, что бруцеллы, заключенные в прессованную шерсть и на ее поверхности в июне сохраняли жизнеспособность в течение 27 дней, в то время как в рыхлой шерсти при аналогичных условиях – в течение 15 дней. В шерсти при комнатной температуре бруцеллы сохраняются 44–48 дней, а в жиропоте шерсти – свыше трех месяцев. Другие ученые отмечают, что бруцеллы в чистой шерсти сохраняются до 65–85 дней, в шерсти с примесью крови – 85–105 и в загрязнениях фекалиями – 105–125.

Бруцеллы выживают в тонкорунной овечьей шерсти в течение двух месяцев при инфицированности 10 микробных тел на 1 г шерсти и хранении ее в темном месте при температуре 13–25°С. Многие исследователи отмечают, что бруцеллы могут сохраняться на шерсти от 15 до 115 дней. Различные сроки выживаемости бруцелл, по-видимому, объясняются тем, что эксперименты проводились при различных температурных и влажностных режимах, применялись различные методики и плотности инфицирования, а также использовалась шерсть неодинакового качества. Например, шерсть грубошерстных пород овец содержит меньше жиропота, чем шерсть тонкорунных овец, а жиропот препятствует высыханию шерсти, тем самым гибели бруцелл.

Наряду с выживаемостью исследователями изучены также культуральные и вирулентные свойства возбудителя бруцеллеза, длительно хранившегося на шерсти. Установлено, что в условиях хранения шерсти при комнатной температуре в течение двух месяцев возбудитель бруцеллеза теряет свою вирулентность, а к третьему месяцу – жизнеспособность.

Следующим особо опасным заболеванием, распространяющимся с сырьем животного происхождения, в частности с шерстью овец, является ящур. Тенденция к глобальному распространению, высокая контагиозность болезни, множество иммунологических типов и подтипов возбудителя, разнообразие путей выделения и распространения, способность длительное время сохраняться как во внешней среде, так и в организме животных характерны возбудителю данного заболевания. Эпизоотии ящура не знают географических и климатических границ и могут распространяться в очень короткое время на огромные территории. Число животных ежегодно заболевающих ящуром, в ряде стран превышает общее количество переболевших всеми другими заразными болезнями. Ящур сопровождается большими потерями молока, мяса, шерсти и других видов животноводческой продукции, достигающими 30–40%.

Анализ эпизоотической ситуации в СНГ свидетельствует о том, что в последние годы значительные территории его свободны от ящура, а единичные случаи его распространения регистрируются, в основном, в Средней Азии, Казахстане и Закавказье.

Исследованиями установлено, что спонтанно невосприимчивые животные – собаки, кошки, лошади, и домашняя птица – при тесном контакте с больными животными и контаминированными вирусом навозом, предметами ухода за скотом, кормами, могут быть промежуточно-пассивными носителями вируса и механически распространять его за пределы эпизоотического очага. Ряд авторов полагает, что птицы могут переносить вирус пассивно на перьевом покрове или после заглатывания выделять его с пометом. В то же время с этим не согласуются множество других наблюдений, и эпизоотологическое значение птиц и их перелётов является спорным, а крысы и мыши только в исключительных случаях могут чисто механически перенести возбудителя на небольшое расстояние.

Второстепенная роль в распространении ящура принадлежит также мухам, клещам и другим насекомым, как механическим переносчикам вируса. Мясо и субпродукты животных, убитых в инкубационном периоде заболевания и в период генерализации ящурного процесса, также могут быть источником распространения болезни.

В странах Европы (Бельгии, Греции, Италии, ФРГ и Швейцарии) зарегистрировано 14 случаев заноса вируса ящура с импортированным из Южной Америки мороженым мясом. В Великобритании в период 1939–1950 гг. насчитывалось 355 первичных вспышек, из которых в 243 случаев источником возбудителя явилось импортированное мясо, шерсть.

Роль транспортных средств в распространении вируса ящура и тесная связь между появлением вторичных вспышек болезни и транспортными магистралями отмечается многими исследователями. Это относится в первую очередь к тем транспортным средствам, которые непосредственно связаны с перевозками животных и животноводческой продукции на рынки, мясокомбинаты, молокозаводы, шерстеперерабатывающие фабрики и др.

Отмечая многообразие путей распространения ящура, ученые подчёркивают, что аэрогенное распространение заболевания зависит от действия различных факторов на аэрозоль вируса. При этом, как отмечают исследователи, решающее значение имеют относительная влажность, солнечная радиация, конвенционные потоки, направление ветра и дожди.

Источником аэрогенного заболевания могут быть животные, активные и пассивные выделители вируса, и контаминированные предметы и продукты животноводства, генерирующие при определенных условиях, вторичные вирусные аэрозоли. Точку зрения о том, что основным механизмом передачи вируса ящура является алиментарный путь, разделяют многие авторы.

Действие на вирус ящура физических и химических факторов вызывает разрушение и инактивацию при сохранении целостности вириона. При этом низкие температуры, высушивание, глицерин оказывают на вирус консервирующее действие, а высокие температуры, УФЛ, высокие и низкие значения рН – разрушающее.

Устойчивость вируса ящура к различным химическим веществам различная. Такие вещества, как хлорная известь, креолин, крезол, фенол, сулема мало эффективны против вируса ящура. Химические вещества, которые создают в окружающей вирус-среде концентрацию водородных ионов ниже 6,0 или выше 11,0, вызывают разрушение вируса.

Выживание вируса тесно связано с условиями среды, в которой он находится: рН, влажностью, температурой и другими факторами. Например, при рН фосфатного раствора, в котором взвешен ящурный вирус, равном 4,0–6,2, разрушается вирус примерно за 4 дня; при рН, равном 6.4–7,0, разрушение идет быстро, но не регулярно; при рН, равном 7,4, вирус остается живым в течение 71–73 дней. При температуре 37°С вирус независимо от рН раствора, едва выживает от 4 до 20 дней.

Особенно устойчивым вирус ящура становится после высыхания. Высушенный вирус на коже, шерсти и каучуке сохраняет свою вирулентность 80–100 дней. В шерсти и щетине, хранившейся в тюках при комнатной температуре в течение 31 дня, вирус ящура теряет свои вирулентные свойства. Вирус ящура в сырье животного происхождения (шкуры, пушно-меховое сырье, шерсть, пух и перо) остается жизнеспособным от 20 до 352 суток.

Среди других источников заболевания сырье животного происхождения (шерсть, шкуры и др.) является доминирующим в распространении сибиреязвенной инфекции. Возбудитель заболевания Вас. anthracis обладает выраженными вирулентными свойствами и способен вызывать у животных и человека болезнь со смертельным исходом. Шкура и шерсть, снятая с павшего от сибирской язвы или вынужденно убитого животного – опасный фактор распространения возбудителя данной болезни. Поэтому при заготовке, хранении, транспортировке, первичной обработке кожевенного и другого сырья необходимо строго проводить ветеринарно-санитарные и профилактические мероприятия против сибирской язвы. Чаще бывают инфицированы шкуры сухого консервирования.

Споры сибирской язвы очень устойчивы и сохраняются в почве годами. Засолка и сушка мяса, кож способствует сохранению спор. Отмечена разница в восприимчивости к возбудителю сибирской язвы у животных разных пород одного и того же вида, например, алжирские овцы более устойчивы, чем овцы европейских пород. Ягнята 2–3-х месячного возраста более устойчивы к заражению возбудителем сибирской язвы, чем взрослые овцы.

Для сибирской язвы характерна сезонность проявления. Массовое распространение болезни наблюдается в пастбищный период. Эпизоотии сибирской язвы чаще наблюдаются в засушливые, неурожайные годы.

Роль летающих кровососов в распространении болезни незначительна, поэтому современные особенности эпизоотической ситуации можно объяснить усиленным размножением клещей-кровососов. На это указывают совпадение сезона активации клещей с усилением распространения болезни, а также особенности изменения структуры вспышек сибирской язвы.

Люди, занимающиеся переработкой животного сырья, также заболевают сибирской язвой. Заражение возможно даже через готовые изделия из шерсти, если шерсть инфицирована. Для обеспечения санитарной безопасности при ввозе шерстяного сырья из-за рубежа, необходима его дезинфекция.

Поступление шерсти на шерстомойные фабрики без предварительной дезинфекционной обработки, в том числе и из овцеводческих неблагополучных хозяйств, может служить источником заноса инфекции на шерстемоечное производство.

В настоящее время считается установленным, что болезнью Ауески переболевают люди, соприкасающиеся с инфицированным материалом – как в легкой, так и в тяжелой формах.

Наиболее продолжительное время вирус сохраняется в объектах, находящихся в животноводческих помещениях. Фураж, подстилка, вода обезвреживаются к 60-му дню после их загрязнения вирусом. Сохраняемость вируса в меховом сырье зависит от температуры окружающей среды: в кроличьих шкурках зимой при 5–6°С вирус погибает через 46–49 дней; летом при 16–18°С – 24–28 дней.

Для обеззараживания кроличьих шкурок, инфицированных вирусом Ауески, применяют сухой посол смесью солей, состоящей из 5% алюминиевых квасцов, 5% хлористого аммония и 90% поваренной соли при 24 часовой экспозиции и температуре 5–8°С. В этих условиях вирус инактивируется через 41–49 дней.

Полученные экспериментальные данные показывают необходимость нового подхода при решении вопроса проведения текущей и заключительной дезинфекции объектов ветеринарного надзора. Хорошо проводимые ветеринарно-санитарные меры, сочетаемые с зоотехнической работой, являются средством, позволяющим успешно бороться с болезнью Ауески.

В шерстеперерабатывающих предприятиях рабочие могут заболеть и туляремией. Для профилактики заболевания применяют специальные правила, регламентирующие получение шерсти в неблагополучном хозяйстве. Овец, прежде всего, освобождают от переносчиков туляремии – клещей, для чего обрабатывают одним из существующих инсектицидов. Полученную после стрижки овец шерсть упаковывают в двойную мягкую плотную тару и отправляют на склады для дезинфекции и последующего 4-х месячного выдерживания в условиях, исключающих возможность заражения туляремийными грызунами.

При отправлении шерсти овец и шкурок грызунов из мест неблагополучных по туляремии, выдается специальное свидетельство, где указывают вид сырья, место и дату отправки, а также способ обеззараживания и количество мест.

Возбудитель паратифа овец (Salmonella abortus ovis) сохраняется под белковой защитой (сыворотка крови) на мездре 30–40, на коже с шерстью – 51, на шерсти после стрижки овец – 110 дней.

В шерсти больных оспой овец возбудитель заболевания сохраняется два месяца и более.

Многочисленные литературные данные показывают, что сырье животного происхождения: шкуры, шерсть, пух, перо и др. играют большую роль в распространении инфекционных заболеваний людей и сельскохозяйственных животных. Поэтому дезинфекция шерсти и другого животного сырья в большинстве случаев является обязательным профилактическим мероприятием, обеспечивающим благополучие предприятий по переработке животного сырья и обслуживающего персонала.

 

Полученные выводы:

  1. Средство Анолит нейтральный (АНК) в сочетании с мыльно-содовым раствором при одновременной мойке и дезинфекции обеспечивает 99–100% обеззараживание шерсти овец; при этом мыльно-содовый раствор применяется в половинной дозе, рекомендуемой действующей инструкцией.
  2. Изучена устойчивость неспорообразующих тест-культур (Е. coli -1257; St. aureus -209-Р) к воздействию средства Анолит нейтральный (АНК) (концентрация активного хлора 120 мг/мл) с уксусной кислотой в соотношении 1000:1;
  3. Установлено, что сочетание мыльно-содового раствора со средством Анолит нейтральный (АНК) в соотношении 5:1:1 соответственно обеспечивает одновременную мойку и дезинфекцию шерсти овец в процессе первичной обработки при экспозиции 30 мин и температуре раствора 45–52°С.
  4. Обработка шерсти по разработанной технологии (одновременная мойка и дезинфекция) не оказывает отрицательного влияния на качество шерсти и соответствует действующим ГОСТам.
  5. Применение технологии со средством Анолит нейтральный (АНК) по сравнению с известной сокращает трудозатраты на 8–10%, повышает выход чистой шерсти на 0,5–1,2%, вымывание растительного сора и минеральных примесей на 0,5–2,0% при исключении загрязнения окружающей среды шерстеперерабатывающих предприятий вредными химикатами.